Профессиональная биография психолога Сергея Ключникова

 

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ БИОГРАФИЯ

Профессиональная биография Сергея Ключникова несколько необычна и  связана с его семейными обстоятельствами, которые были очень благоприятными. Ключников Сергей Юрьевич родился в 1956 году в городе Ленинск–Кузнецкий Кемеровской области в семье сельских учителей. Впоследствии родители С. Ю. Ключникова   реализовались в жизни как творческие люди принадлежащие к миру литературно-художественной интеллигенции.

Отец стал известным поэтом, философом, эссеистом, переводчиком, путешественником, мама -художницей.  (Подробнее см. раздел «Мои семейные корни» на данном сайте)


В 1973 году С.Ключников поступил в Томский государственный университет на филологический факультет и закончил его в 1979 году. По окончанию университета работал психологом в Новосибирской областной психиатрической больнице и прошел специализацию в Ленинградском психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева по специальностям «Психодиагностика» и «Психотерапия».

Проработав в больнице полтора года в качестве медицинского психолога, занимавшегося психодиагностикой людей, находившихся в стационаре, перешел в 1979 году в психологическую службу Новосибирского электротехнического института, где занимался психодиагностикой и психологическим консультированием студентов и проводил для них (и для преподавателей) занятия по психологической саморегуляции, аутогенной тренировке и решению личностных проблем.

В 1982 году поступил в аспирантуру психологический факультет Ленинградского университета по специальности общая психология, написал диссертацию на тему «Адаптация студентов и условия обучения в вузе и саморегуляция». Закончил аспирантуру в 1986 году.

Профессиональная биография Сергея Ключникова изменилась в связи с переездом в Москву в 1985 году. С 1986 по 1988 года работал старшим психологом в Главном научно-методическом центре ЦНИИ информации при Министерстве оборонной промышленности, где занимался внедрением кабинетов психологической разгрузки на предприятиях отрасли, проводил психологические тренинги по снятию стрессов, саморегуляции и аутогенной тренировке, а также психологические консультации с работниками отрасли.

С 1988 по 1989 год работал психологом Главного управления торговли Мосгорисполкома, где занимался внедрением кабинетов психологической разгрузки в структуру предприятий торговли г. Москвы, проводил тренинги по снятию стрессов, саморегуляции и аутогенной тренировки для сотрудников Главторга и для работников московских подразделений, тестирование и психологические консультации.

С 1989 по 1993 года работал в Московском объединении «Психолог», где проводил открытые психологические тренинги личностного роста и раскрытию резервных возможностей человека с помощью систем саморегуляции.

С 1993 года психолог-консультант и тренер-фрилансер, работающий в самых разных организациях и структурах. В это же время возглавил издательский дом «Беловодье» и начал писать книги на психологические темы.

Профессиональная биография Сергея Ключникова- это не только биография практического психолога- тренера и консультанта, но также писателя и ученого. С 1994 по 2015 год С.Ю. Ключниковым  было написано  30 книг, вышедших  общим тиражом примерно 500 000 экземпляров.

В 1997 и 2000 года совершил две экспедиции в Индию, где в условиях ашрамов под руководством опытных индийских мастеров и наставников, на личном опыте, проводил изучение антистрессового и оздоравливающего потенциала йоги и восточных систем саморегуляции.

Прошел несколько десятков тренингов, семинаров и обучающих программ, проводившихся самыми разными психологами, психотерапевтами и мастерами Востока , Запада и России. С 2001 года и по сегодняшний момент – генеральный директор Центра практической психологии.

За последние пятнадцать лет провел несколько сот открытых и корпоративных тренингов в разных городах России и Украины – Москве(1989-2014), Нижнем Новгороде (2002-2007), Новосибирске (2001-2012), Томске (2010), Красноярске (2012), Екатеринбурге(2007-2010), Владивостоке(2003), Иванове (1997, Казани(2011), Ульяновске (2012), Горном Алтае(2010-2014).

Проводил семинары и  тренинги  на Украине - Львов (1989-1992) Харьков (1990-1992), Днепропетровск (1991), Ялта (2003), Евпатория (2004), Одесса (2005-2010), Киев (2011), в  США- в Нью-Йорке (2012) и Аризоне: Лас-Вегас, Седона (2012) для русскоязычных американцев и российской группы  и др.

На протяжении всего периода работы в сфере психологии постоянно занимался научно-исследовательской работой в области психологии, философии, религиоведения, культуры, писал монографии и статьи, выступал на отечественных и международных конференциях, круглых столах, семинарах.

С 1990 по 1998 года работал в Институте мировой литературы Российской академии наук (ИМЛИ РАН), где возглавлял сектор по изучению евразийства и русской мысли и занимался исследованием евразийской философии и психологии.

С 2004  по 2014 года –  старший научный сотрудник лаборатории «Экология культуры Востока» в Институте стран Азии и Африки (ИССА) при МГУ, где занимается исследованием формирования экологического сознания и разработкой основ экологической психологии, а также проблемой синтеза культур и духовно-психологических практикразных традиций. С 2014 –  2015 года  ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН.

Сопредседатеь Евразийского отделения Российской Академии Естественных наук (РАЕН).

В течение многих лет занимается изучением разнообразных методов, методик, психотехнологий и психотехник, направленных на позитивные изменения личности, пробуждение скрытых ресурсов человека, овладение медитативными методами трансформации сознания.

Участвовал в ряде проектов Международной лаборатории Умных Психотехнологий под руководством Алекса Кея (  США-Россия) и проходил у него обучение ноэтической (направленной на сознательную эволюцию) психологии и новейшим западным психотехнологиям.

Принимал участие в создании Международного Ноэтического Института Интегрального Внимания, открывшегося в 2007 году в Москве.

В июне  2010 выступил на Всемирном конгрессе по трансперсональной психологии в Москве, где выступил с докладом "Новые психотехнологии для эпохи глобальных перемен" и модерировал работу двух секций. В 2012, 2013 и 2014 году выступил на Международных Конгрессах по психотерапии и консультированию, организованных Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лигой (ОППЛ), где   вел секции психосинтеза.

Выступил с докладом "Социально-психологическая адаптация городских и сельских женщин в глобальных изменениях: российско-евразийская модель" на 56-й Комиссии ООН с 27 по 09 марта 2012 года (Нью Йорк, США).

В 2013 году создал и защитил на Комитете модальностей Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги свою авторскую модальность (направление)- Восточную версию психосинтеза (EVP), по которой в 2014 году выпустил монографию «Эволюция сознания: как соединить эффективность, счастье и духовность» (468  стр.).

С 2013 года стал вести  в ОППЛ и других организациях и центрах занятия, семинары и тренинги, раскрывающие положения Восточной версии психосинтеза.  В 2014 году получил Европейский сертификат психотерапевта.

 

НЕОФИЦИАЛЬНАЯ БИОГРАФИЯ

Все дороги , как известно, ведут в Рим, то есть к той неведомой цели, которая определяет нашу судьбу и связана с нашим призванием. 

Моя жизнь сложилась та, что я стал психологом и я ни в коем случае не ропщу на такую  судьбу и более того, считаю себя счастливым человеком,  но пытаюсь осмыслить, почему звезды стали именно так.

Обычно считается, что психологами, то есть профессиональными душеведами, становятся те, кто с помощью такого выбора пытается решить свои психологические проблемы, избавиться от комплексов и утвердиться в современном мире.

В моем случае так было лишь отчасти. Да, у меня в детстве и отрочестве, как, наверное, у многих, были психологические проблемы, которые проявлялись в виде неуверенности в себе. Лишь в старших классах, когда  я  очень серьезно занялся спортом  я почувствовал себя более уверенно.

Почему я стал практикующим психологом?

В первую очередь потому, что меня всегда интересовал человек, со всеми его внутренними безднами, тайнами, глубинами, достоинствами и недостатками.

Во-вторых, еще больше интересовало то, что связано с развитием и совершенствованием человека, его скрытые силы и возможности.

В-третьих, интересовали психологические секреты, помогающие изменить себя, стать сильнее, увереннее, внутренне богаче и счастливее.

Наблюдая за тем, как ломались и внутренне поникали люди, не выдерживающие психологического прессинга жизни, как у них с возрастом прорезались скрытые недостатки, делающие их еще хуже, чем раньше, я порой начинал сомневаться, а способен ли человек в принципе измениться к лучшему благодаря сознательным усилиям?!

Однако судьба периодически делала мне подарки в виде встреч с интереснейшими людьми, которые действительно изменились в результате упорной работы над собой и раскрыли свой потенциал. Видя их достижения, я еще более жадно учился и старался применять полученное к собственной несовершенной природе.

Могу сказать, что моя официальная, профессиональная биография, и неофициальная творческая биография - замечательная судьба, которой я горжусь и за которую благодарен Творцу.  Я прожил исключительно яркую, интересную, насыщенную жизнь и считаю себя абсолютно счастливым, реализовавшимся человеком.

Интересоваться психологией я стал с детства, как только начал более или менее серьезно читать художественную классику.

В то далекое  советское время  популярной психологии у нас почти не было, зарубежная психология вроде Фрейда и Юнга еще не была переведена на русский язык и к тому же не была в свободном доступе для простых смертных, а читать  довольно скучные академические тексты Рубинштейна , Выготского и Леонтьева для ребенка  было очень сложно.

Но художественная литература,  в обилии  проглатываемая мною примерно лет с 12 была именно тем магнитом, который меня притягивал к познанию внутреннего мира человека.

Я рос в замечательной  гуманитарной семье, где отец, филолог по образованию работал тогда журналистом, мама, историк по образованию, трудилась на ниве преподавания общественных дисциплин и где очень любили читать и обсуждать прочитанное. Впоследствии мой отец стал известным поэтом и публицистом, чье  творчество высоко оценивают самые разные известные литераторы России, а мама художником.

Я много  читал и  любил совершать мысленные путешествия в мир, стоящий за словом. Обилие прочитанной художественной литературы предопределило мою профессиональную биографию.

Почему тот или иной герой поступил так, а не эдак, о чем он думал и что он чувствовал, как бы он повел себя в тех или иных обстоятельствах- вот о чем часто говорили в нашей семье и  вот что приучало меня к пониманию того, что человеческая душа и сознание- это страшно интересная вещь.

Мне очень нравилось понимать людей, разгадывать их мотивы, желания, цели, проникать во внутренний мир другого человека, работать со словом.

Мое гуманитарное прошлое научило меня состраданию и способности понимать других людей.

Выбирая между психологией и литературой, я долго колебался и в итоге получился синтез – психолог, пишущий книги и статьи.

В юношеском возрасте меня очень увлекали Толстой и Достоевский, заглядывавшие в глубины психологии как никто другой.

Но более определенно к психологии повернул меня не кто иной, как известный и ныне здравствующий психолог Владимир Львович Леви, чьими книгами «Охота за мыслью», «Искусство быть собой», «Искусство быть другим» я просто зачитывался! Это был уже не просто детская любознательность, но и более сознательный подход, усилившийся под влиянием первого юношеского столкновения с жизнью.

Многие психологи,  как известно, пришли в профессию в надежде решить те психологические проблемы, которые они не смогли решить в отрочестве и юности. Как уже говорилось, ваш покорный слуга не избежал этой участи.

Я был застенчив и очень хотел стать намного более уверенным и сильным. Владимир Леви своими книгами дал  мне надежду, что психология может помочь избавиться от застенчивости и обрести уверенность.  Аутотренинг, который он описывал, меня увлек сразу и бесповоротно.

 Тем не менее, я получил первое образование не в области психологии,  а в другой гуманитарной  области: это был филологический факультет Томского университета. На мой выбор повлияло и то, что  ни в одном вузе в Сибири, где я тогда жил просто не было психологических факультетов. Чтобы получить первое психологическое образование, нужно было ехать в Москву, но поступить в МГУ было очень сложно.

Тем не менее своим обучением в Томском университете я очень доволен, это был реально третий по уровню преподавания факультет  в стране, у нас были замечательные преподаватели и я получил исключительно сильную гуманитарную подготовку на всю жизнь.

Первое филологическое образование предопределило мою судьбу,  мою профессиональную биографию- психолог и писатель.

 Как только я закончил университет, я сразу же начал работать психологом и ни где-нибудь, а в  новосибирской областной  психиатрической больнице №3.

Меня взяли туда с условием, что я пройду повышение квалификации и пройду курсы по  основам  медицинской  психологии (ведь в психиатрической больнице нужно было тестировать больных, и эти тесты помогали психиатрам в постановке диагноза).  Тогда медицинскими психологами при условии  подобной специализации могли работать педагоги и филологи.

Буквально через месяц меня послали в Ленинград в психоневрологический институт имени В.М. Бехтерева, где с нами работали замечательные психологи, психотерапевты и психиатры.

После этого я почти два года проработал в психиатрической больнице города Новосибирска. Это было очень полезное время для моего профессионального становления.

В областной больнице №3 тогда  работали блестящие специалисты - доктор медицинских наук, психиатр Цезарь Петрович Короленко, доцент (а сегодня доктор наук) кафедры психиатрии и нынешний президент ОППЛ Виктор Викторович Макаров.

Постоянно проходили врачебные конференции, обсуждались сложные случаи, можно было задать вопрос и услышать от более опытных людей дельный профессиональный совет. Я с большим теплом вспоминаю это свое первоначальное психологическое поприще.

Но в какой-то момент мне захотелось работать со здоровыми людьми и я перешел в психологическую лабораторию самого крупного вуза Новосибирска - Электротехнического института или (НЭТИ).

Там я проработал до своего переезда в Москву и занимался своей профессиональной темой, которой продолжаю заниматься и сейчас- саморегуляцией, снятием предъэкзаменационного стресса у студентов, консультированием студентов по самым разным психологическим проблемам, которые у них возникали.

Поскольку проблем было  много, а помогать все равно было нужно, пришлось учиться искусству консультирования по очень широкому кругу проблем.

Впоследствии, когда я начал консультировать  людей в самых различных психологических центрах, мне очень помогла тогдашняя психологическая практика.

Я разработал  два практических курса саморегуляции для студентов и для преподавателей, состоящий из 10 занятий каждый и постоянно вел эти программы в течении нескольких лет.

Курс для преподавателей был открытым для всех желающих взрослых людей, и он быстро стал очень популярным в городе.

Многие люди приходили  на этот курс, поскольку я пробовал осторожно вводить в него самые разные методы, подходы и приемы из йоги, цигуна, восточных медитативных практик, которыми  я тогда начал увлекаться.

Мне было понятно, что если приходится заниматься саморегуляцией, то в этой теме невозможно обойтись без обращения к первоисточнику - Индии, и шире Востоку, йоге, медитации.

Как только я устроился в группу психологов в НЭТИ, я сдал экзамены и поступил в заочную аспирантуру на факультет психологии Ленинградского университета.

Моим научным руководителем оказался декан факультета психологии, профессор Альберт Александрович Крылов. Нужно было приезжать из Новосибирска в Ленинград несколько раз в год, слушать разные лекции, которым нам читали. Тема опять-таки была связана с методами саморегуляции.

После переезда в Москву в 1985 году я устроился в Главный научно-методический центр ЦНИИ информации - одного из подразделений Министерства оборонной промышленности.

Там я занимался темой саморегуляции и внедрением кабинетов психической разгрузки в подразделения отрасли. Это было время начала перестройки - период надежд, появления новых веяний и в области психологии, и в общественной жизни.

У нас был исключительно сильный, талантливый, очень образованный, высокопрофессиональный руководитель подразделения кандидат психологических наук Сергей Вячеславович Калашников. Впоследствии он сделал головокружительную для психолога карьеру - стал успешным бизнесменом, вошел в Госдуму, был министром труда и социальной политики и остался в большой политике и до сих пор.

Сегодня он возглавляет комитет по охране здоровья Государственной Думы. Атмосфера в коллективе была творческой, мы проводили интересные семинары, учились, хотя не все было так просто и бюрократический аппарат министерства  не был заинтересован в продвижении передовых психологических методов в отрасли.

 Многое из того, что мы планировали, нам не дали сделать. В итоге работу подразделения парализовали, Калашников был вынужден уйти и вскоре ушел из оборонки и я- наступило время  постепенного ослабления государства.

После работы в ГНМЦ я в течении года работал психологом в структуре Мосгорисполкома, причем в таком подразделении, одно упоминание о котором вызывало у многих москвичей того времени улыбку- Главное управление торговли.

Атмосфера в этой структуре была весьма жесткой, не так давно были  завершившиеся расстрелами и большими строками процессы над руководителями Главмосторга – Соколовым, Трегубовым и другими деятелями, структуру все время трясло, кадры сменялись один за другим и нам, как впрочем и многим психологам в аналогичной ситуации приходилось все время  доказывать свою нужность.

Мы  проводили «навыковые» тренинги, занимались тестированием руководителей подразделений, магазинов и их сотрудников, на основе этого писали различные служебные записки, которые играли определенную роль при решении кадровых вопросов.

Работать было интересно, но  начальство не поняло, насколько полезна может быть психология в данной сфере и в итоге внутренняя интуиция подсказала мне, что пора уходить, здесь нет будущего. Впоследствии интуиция подтвердилась- наш психологический отдел был расформирован в течении нескольких месяцев.

 Начался довольно длительный фрилансерский период в моей работе. Основным местом работы было московское объединение «Психолог».  Я начал  там вести тренинги и  обучающие программы по саморегуляции в самом широком смысле этого слова.

 Это время было эпохой безудержной легализации всего запрещенного, и  народ жаждал не столько психологии, сколько эзотерики и мистики, причем не самой высокой. Я старался держать высокую интеллектуальную марку и если касался эзотерики и мистики, то только обращаясь к самым высоким источникам.

Поскольку я все предыдущие годы очень много читал самых разных источников, имеющих отношение к теме управления собой, включая практические системы саморазвития Востока и Запада, мифологию, религии и эзотерические учения.

Я старался отбирать самые подлинные и аутентичные источники и вводить их в повседневный оборот, перелагая их  на язык современных понятий и психологических проблем, стоящих перед человеком в то время.

Последующие 3, 5 года были одним из самых результативных периодов моей жизни с точки зрения профессиональной востребованности. Параллельно с психологией я занимался еще изучением русской философии, причем моя тема была связана с влиянием культуры Востока на русскую мысль.Буквально она звучала так  "Восток в русской мысли". Я почти десять лет проработал старшим научным сотрудником в Институте мировой литературы Российской Академии наук.

 Я провел сотни лекций, семинаров и тренингов в различных городах СССР и  на самые разные темы, прежде всего связанные  с темой саморегуляции и совершенствования человека. Лекции и семинары собирали  иногда по  несколько сот человек в зале.

Но с 1992 года ситуация изменилась - реформы Гайдара за неделю сделали неплатежеспособным большинство населения страны. Начались лихие 90-е годы. Психология как институт, предполагающий обращение клиента к специалисту еще не сложилась, а хозрасчетные психологические центры, как грибы, появившиеся позднесоветские перестроечные годы почти все развалились..

Многие из коллег были вынуждены оставить профессию и перейти в мелкий бизнес. Но я слишком любил свою работу, и у меня сохранился круг людей, посещавших занятия, которые я вел. Они хотели продолжения этой работы, и я не стал прекращать проведение тренингов и семинаров пусть даже  в новых трудных условиях.

Консультативная практика в России тогда только складывалась. В те годы очень популярным было избавление от пристрастия к алкоголю с помощью разного рода биоэнергетических методов, чем промышляли доморощенные экстрасенсы.

Я как психолог начал несколько иную практику - консультирование жен и родственников алкоголиков и крепко пьющих людей - ведь многие проблемы алкогольной зависимости порождены  психологическими семейными проблемами. Через мои консультации  тогда прошли сотни страдающих женщин, для которых я разработал специальную программу отрезвляющего поведения в браке.

Работа шла довольно успешно, методика действительно помогала, и я ее постоянно совершенствовал. Конечно, были неудачи, но в любом случае, она позволяла женщине, если не исцелить мужа от пристрастия,  по крайней мере, психологически вооружиться против пьяного «Я» своего мужа и жить, более уверенно и защищенно.

С тех пор эта практика осталась в моем профессиональном арсенале как постоянная, хотя, конечно, далеко не единственная тема. На основе этой практики я написал даже две книги - «Как спасти мужа от пьянства: пособие для страдающих женщин» и «Пьянство: программа спасения».

А потом, когда при Черномырдине жизнь стала потихоньку восстанавливаться, количество консультаций увеличивалось и пошли новые тренинги. Люди на психологические услуги  тогда приходили больше  по «сарафанному радио», интернета еще не было.

Но моя профессиональная жизнь сложилась так, что меня постоянно приглашали выступать на радио, иногда на телевидение. Потому люди на консультации и тренинги шли всегда. К тому же мне помогали книги, которые я стал писать и выпускать в издательстве «Беловодье»,  созданное мною еще  в начале 90-х.  Я выбирал темы, которые интересовали меня и которые были интересны людям.

Тогда люди массовым образом страдали психологической незащищенностью от огромного количества проблем, свалившихся на них. Потому я написал на эту тему две книги - «Невидимая броня» и «Мастер жизни». После этого я вошел во вкус и написал еще несколько книг на самые разные темы – от самопознания (книга «Путь к себе») до антистрессовых практик («Держи стресс в кулаке»).

Причем эти книги я выпустил в других более крупных издательских структурах, которые  сделали мне хорошие предложения. В издательстве «Питер» я издал целых пять книг, а в издательстве «АСТ» две книги. Проблема с клиентами была решена на долгие годы.

Ведя активную социальную деятельность, постоянно повышая свое психологическое образование (я прошел специализацию в психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде и аспирантуру психологического факультета ЛГУ) и самообразование (мне пришлось посетить множество других специалистов и все время читал литературу), я непрерывно искал более глубокие источники знания о человеке, штудировал трактаты по эзотерике и мистицизму, прикасался к философии Востока, вначале теоретически, а затем и практически.

Я посещал тренинги и семинары и наших отечественных, и зарубежных мастеров, дважды ездил в Индию, где обучался медитативным практикам в ашрамах, участвовал в российских и  международных конференциях и конгрессах.

В свое время я прочел на эту тему наверное все, что циркулировало в стране в виде самиздатовской литературы. Мне приходилось читать очень много литературы общегуманитарного характера. Моя личная библиотека составляет примерно 15 тысяч книг, где кроме психологии и художественной классики масса работ по философии, религии, эзотерике, мифологии, мировой и отечественной  истории, политике, психиатрии, оздоровлению,  экономике, основам менеджмента и бизнеса.

Убежден, что хороший психолог должен знать намного больше своего клиента. Если я вижу, что мой коллега не читал Пушкина, Достоевского и Чехова, если он никогда не открывал Евангелия и ничего не знает о священных текстах Востока, если он знает ни Платона, ни Ницше, ни Шопенгуаэра, если он никогда не  держал в руках ни Ключевского, ни Гумилева,   если он не знаком с биографиями великих людей  и то у  меня  большие сомнения, что такой психолог может понять человека во всей глубине.

Может быть он сможет дать ему какие-то поверхностные, чисто поведенческие советы, которые в чем-то помогут, но он не увидит причин, двигающих человеческим поведением.

А еще меня интересовали путешествия по самым разным странам с богатой и древней историей, среди которых на Западе мне больше всего запомнились Италия и Франция, сохранившие «священные камни Европы».

Франция, Версаль, 1995 год.

Испания, Монсеррат, 2006 год.

 Рим, знаменитая лестница на площади Испании, 2014

 

  А на Востоке меня поразили  Египет с его пирамидами, храмами, культовыми центрами, коптскими монастырями, и, главное, Индия с ее потрясающими памятниками, горными хребтами Гималаев, изумительной природой, школами Йоги и ашрамами, в нескольких из которых посчастливилось мне побывать и позаниматься.

 

В эзотерическом центре Каира, работа с целителем, 2000 год.

 Индийский ашрам "Сатья- Лока" ("Божественный мир"), штат Бангалор, 2001

Занятия и тренировки в ашрамах показали мне, как строится воспитание человека на практике, формируемой тысячелетиями. Как не странно, но путешествия помогли мне в постижении человека и создании системы его развития никак  не меньше, чем специальное изучение психологической науки. Они научили меня понимать людей и затронули в глубинах моего сознания и духа такие пласты и силы, которые не могли сдвинуть ни тысячи прочитанных раньше книг, ни впечатления обычной жизни.

Потому теперь, когда я встречаюсь со своими коллегами по психологическому цеху, то всегда исподволь проверяю – много ли человек видел, где он бывал и к чему прикасался. Убежден, что хороший специалист в области человековедения должен много увидеть, путешествовать.

Но помимо этих, чисто внешних путешествий, по необъятным пространствам планеты мне очень нравились и другие путешествия, направленные внутрь бесконечной вселенной собственного духа и называемые медитациями. И еще один парадокс: чем больше я погружался в самого себя, в глубины внутренней вселенной, тем больше у меня появлялось друзей и находилось интересных занятий.

И, конечно, медитации оказывали прямое воздействие на творческое состояние духа вне зависимости от того, чем я занимался – работой с людьми, написанием книг или изучением психологии. Поэтому в созданной мною системе ресурсной психологии медитация играет ключевую роль.


Для меня медитация – это не cтолько транс йога, сидящего в позе лотос и отключившегося от социума ради достижения нирваны, но и умение управлять собой, способность к самопознанию, а также искусство гармоничного и позитивного мышления, что так редко встречается у обычного человека.

Сегодня многие авторы утверждают, что между медитацией и плодотворным творческим мышлением человека нет непроходимой разницы. Любой человек, углубленно размышляющий на какую-то тему, уже медитирует, нравится ему это слово или нет, и если его жизнь складывается неудачно, то не в последнюю очередь потому, что его медитативные умения очень слабы. И напротив, кто ясно и концентрировано мыслит, тот, как правило, успешен на практике.

Помимо упорядочивания мышления правильная медитация помогает пробудить огромные силы, дремлющие в каждом из нас, и позволяет сполна ощутить блаженство, вдохновение и творческое озарение. Медитация повышает интеллектуальную работоспособность в десятки раз. Говорю об этом, как человек, испытавший данное свойство медитации на себе лично. Медитация и занятия йогой и цигуном помогает мне поддерживать  хорошую  форму в любой ситуации.

Кипр, 2010, пляж Пафоса, где я провожу утреннюю тренировку.

Энергия, полученная во время медитации, помогала мне во всех начинаниях - от процесса активного самообразования (в течении многих лет я ежедневно прочитываю не менее 200 страниц текста) и до самых разнообразных творческих проявлений, как, например, написание 30 книг и нескольких сотен статей, проконсультировать более 6000 человек и помочь им решить свои личностные проблемы.

Кроме того, за последние 10 лет мне удалось провести более 500 тренингов.

Именно эта энергия побудила меня создать программы десятков личностных и бизнес тренингов, которые я проводил и провожу по самым разным регионам и городам России и другим странам, разработать особые методы проведения консультаций, которые помогают решить психологические проблемы человека и пробуждают в нем стремление к активной самореализации.

Эти тренинги имели самый разный формат.  Иногда на них присутствовало очень большое количество людей- до нескольких сот одновременно и требовалась немалая энергия, чтобы удерживать внимание такой большой аудитории.

 

 

 В других случаях это были камерные группы в несколько человек.

В других случаях это были выездные тренинги по местам силы, причем самым любимым местом у меня является Горный Алтай.

 

Усть-Коксинский район, тренинг  2011 года.

Именно эта, полученная в результате внутренней работы сила  помогла мне понять, что в практической работе с людьми важны не только идеи и практические психотехники, но прежде всего система обучения реальным психологическим технологиям, заставляющая эти идеи работать на пробуждение глубинного потенциала человека.

В 2003 году я провел ряд тренингов в «Сбербанке», а потом  начались более серьезные корпоративные заказы вплоть до аппарата президента в Приволжском федеральном округе.  После написания нескольких книг на темы  жизненного и финансового успеха, бизнеса, карьеры- «Фактор успеха», «Энергия денег», «Деньги в вашей жизни» у меня пошли клиенты совершенно другого типа.  

Консультировать бизнесменов, особенно среднего и высшего звена – занятие непростое, но увлекательное, оно заставляет тебя быть в тонусе, они- публика требовательная и с ними нужно быть начеку. С ними я чаще работал в режиме коучинга. Мы вместе ставили цели и  старались их достигнуть. Было очень интересно находить пути к осуществлению целей, меня всегда в этих случаях  переполняло чувство азарта.

Но в какой-то момент утомляешься и от успеха. В работе психолога  есть момент, когда возникает риск повторения - клиенты идут, тренинги заказывают, нагрузка возрастает, и  у тебя возникает ощущение, что ты достиг вершины, хотя ты сам не замечаешь, как выходишь в «тираж».

Наверное,  у меня возникло  ощущение, что я не развиваюсь по-настоящему, а повторяю сам себя. В этот момент мне посчастливилось встретить  очень продвинутую группу ученых, эзотериков, специалистов в сакральных практиках  Востока, знатоков психологических систем, с которыми вместе я сотрудничал и прошел определенную подготовку в течении нескольких лет.

Результатом этого сотрудничества стало написание целой трилогии психологического романа «Расколдованный круг». Книга вызвала большой интерес и читателей, и даже литературных критиков: вышло несколько рецензий на книгу, в одной из которых «Расколдованный круг» был назван «русским Кастанедой».

 

 

 

Книга посвящена теме, которую можно назвать «наукой позитивных изменений». Она содержит конкретную систему внешних и внутренних стратегий, поступков и психотехник, помогающих человеку вырваться из заколдованного круга повторяющихся событий, мыслей, встреч и обстоятельств, в котором мы, в силу нашей инертности, безволия и незнания, оказались.

Книга подробно описывает методику этой работы по изменению жизни, которую я проводил и в работе с отдельными людьми и с группами людей. Методика оказалась результативной, изменения с людьми и со мной  действительно происходили.

Многие годы я занимаюсь издательской работой, возглавляя небольшое, на качественное и высокопрофессиональное издательство "Беловодье", в котором я издал несколько сотен книг. Иногда  это были книги знаменитых, всемирно известных людей. Так я издал книгу "Холотропное дыхание" автором которой был легенда мировой психологии Станислав Гроф, с которым мы вместе сфотографировались.

 

Последние годы я занялся темой психосинтеза - замечательного направления психологии, которое создал еще в прошлом веке  бывший сподвижник Фрейда – итальянский психолог Роберто Ассаджиоли. Психосинтез, популярный во всем мире, в России до сих пор почему-то почти неизвестен. Мы  с рядом членов ОППЛ совершили путешествие  в Рим, где в Центре психосинтеза  более глубоко ознакомились с этой системой.

Меня это направление интересовало более двадцати лет, и я произвел его адаптацию к российскому менталитету и попытался включить в него новейшие достижения современной психологической науки. Я защитил это направление в Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиге на Комитете модальностей  перед лучшими в России психотерапевтами.

Подробно об этой системе можно узнать, если  зайти на мою страницу ВКонтакте, которую я постоянно наполняю новыми статьями или на мой сайт в раздел «Обо мне», подраздел «Моя авторская система». В 2014 году я  выпустил большую книгу «Эволюция сознания: как соединить эффективность, счастье и духовность», посвященную Восточной версии психосинтеза.

   Последний год  я  начал активно преподавать свою систему  как в рамках ОППЛ, так и за ее пределами. Я получил также Европейский сертификат психотерапевта, что расширяет рамки моей профессиональной деятельности.

В 2012 году я совершил две поездки в Америку. Целью первой поездки  (февраль-март ) в Нью-Йорк было участие в работе 56 комиссии ООН по гендерным проблемам. Ссылка на мой доклад на английском и русском языке, размещенная на сайте ООН лежит в этом же разделе моего сайта "Обо мне" в подраделе "Реализованные проекты". Вторая поездка, состоявшаяся в октябре-ноябре 2012 года была связана с тренингом, который я проводил в Нью-Йорке и Гранд- Каньоне (штат Аризона ) для русско-язычной аудитории. Многочисленные фото с этих двух поездок можно посмотреть  на моей страничке  ВКонтакте: http://vk.com/id83709573?z=photo83709573_340349464%2Fphotos83709573

Здесь же ограничусь четырьмя фотографиями.

Нью-Йорк, на фоне Центрального парка

Нью-Йорк, Таймс-Сквер

На фоне вечернего Лас-Вегаса

Гранд Каньон

Могу только добавить, что сейчас я не поехал бы в США и повременил бы с поездками в эту страну до тех пор, пока "форпост мировой демократии" не станет нормально относиться к моей горячо любимой родине,  которая для меня интереснее  любой страны мира.

У меня много профессионально-творческих планов, обо всех из которых  едва ли стоит рассказывать.

Как говорится, хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Но с другой стороны, чтобы что-то получилось, нужно планировать свою жизнь. Могу сказать только, что в России необходимо создать мощное движение психосинтеза, которое безусловно придаст новый импульс  работе многих психологов в России. Потому я нахожусь в активном поиске единомышленников, как среди психологов, так и среди тех, кто активно интересуется психологией. Мне нужны журналисты, специалисты в сфере продвижения интернет-проектов, кинооператоры и кинорежиссеры и самые разные творческие люди. Вместе с вами мы сделаем очень много.

 

 

 

 


Работа над собой